Электротранспорт города Уфы

Разделы

Календарь

2016 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 7 8
11 13 14 15
18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Новости

Дорога с электротягой. Трамвайное движение в Челябинске планировали перед войной
  • 13 Октября 2015 12:10
Количество просмотров: 1817

О строительстве собственной городской электростанции, власти Челябинска начали задумываться еще в 1896 году.
В октябре этого года была создана комиссия по организации электрического освещения города. Была составлена предварительная смета строительства электростанции и электрической сети. Стоимость постройки была оценена в 100 000 рублей. Переписка с потенциальными строителями продолжалась еще в 1898 году, но идея так и не была реализована.

По 30 копеек за киловатт

Но перспектива постройки собственной городской станции учитывалась городскими властями, когда заключался договор с Василием Михайловичем Колбиным в 1906 году. В этом договоре было оговорено, что город оставляет за собой право ставить свои столбы и прокладывать собственные линии передач. При подготовке проекта водопровода предполагалось, что дизельные двигатели, от которых должны были работать насосы, впоследствии перенесут на городскую электростанцию. Но предположения долго оставались предположениями…

В 1911 году Городская дума обосновывала необходимость постройки новой, современной электростанции целым рядом причин. Указывалось на плохое обустройство станции Колбина и Кокорева и электрических линий, что приводит к замыканиям как электросети, так и телефонной линии. Подчеркивалась дороговизна электроэнергии — 40 копеек киловатт/час и отсутствие резервных двигателей и генераторов, что приводит к срыву поставок электроэнергии.

Отдельно отмечалось, что существующая электростанция не поставляет энергию днем, что тормозит развитие мелкой промышленности в городе. Дума констатировала, что в Никольском поселке маленькая электростанция при цене электричества 30 копеек киловатт/час обеспечивает уличное освещение и уже на второй год окупила себя и начала приносить прибыль. Из этого же документа мы узнаем, что город тратил на освещение улиц электрическими фонарями уже 10 000 рублей в год, а общественных помещений — 5 000 рублей в год. Количество электрических ламп в частных домах Дума оценивала как «до 6000».

За счет купца из Петербурга

Но планы строительства городской станции пока что оставались планами. Параллельно этому развивалась и вторая идея — трамвай. Одним из первых об организации трамвайного движения в Челябинске заговорил все тот же В. М. Колбин. Но средств на этот проект у него не было, тем более что для пуска трамвая необходимы были совершенно иные мощности электростанции, что требовало отдельных затрат (вспомним, что в 1896 году комиссия Городской думы оценила расходы на постройку электростанции в 100 000 руб.).

В 1914 году был составлен договор (или черновик договора) Челябинского городского общественного управления с петербургским купцом А. Я. Зеленовым на обустройство в Челябинске «городских железных дорог с электрической тягой» и строительство «центральной электрической станции». Это подробный, проработанный договор более чем на 10 листах (концовка договора в деле отсутствует). Как вы понимаете, в силу он таки не вступил, скорее всего, из-за начавшейся Первой мировой войны. Но сам договор можно рассмотреть поподробнее, поскольку он показывает, что и тема трамвая и тема электростанции были для города достаточно проработанными.

Разумеется, я не буду приводить текст договора целиком — для этого потребовалось бы несколько таких статей, да и нудно все же будет. А вот некоторые пункты, которые показывают, насколько продуманы были различные стороны организации трамвайного движения и электроснабжения города и насколько выгоден был бы этот вариант для города, привести стоит.

Итак, первое, что стоит отметить, — предприниматель должен был построить электростанцию и запустить трамвайное движение за свой счет. Город обязывался содействовать, отводить бесплатно землю в нужных местах и т. д. Но все деньги на проект находит А. Я. Зеленов.

Было в договоре прописано, что мощности станции должно было хватать для одновременной работы не менее 32 000 ламп накаливания силой 16 свечей, а одновременно с этим для приведения в движение пассажирских и грузовых вагонов электрической железной дороги. Начальная протяженность одноколейного пути должна была составить не менее 10 верст, в нужных местах предполагалось обустроить разъезды, чтобы встречные вагоны могли разъехаться. Окупаемость постройки линии трамвайного сообщения предполагалась в течение 30 лет, это с учетом всех отчислений в городской бюджет, уплаты налогов, пошлин и т. д. Закладывалась средняя дневная выручка на вагон-мотор 40 рублей и на прицепной вагон 30 рублей. Промежуток между рейсами не должен был превышать 15 минут. 

На конечных остановках планировались павильоны, которые должны были освещаться до отхода последнего вагона. На грузовых вагонах предполагалось, помимо всего прочего, вывозить нечистоты и мусор, причем плату за это концессионер должен был взымать минимальную — 1/3 копейки с пуда за версту. А вообще стоимость грузовых перевозок для частных лиц должна была составить 4 коп. с пуда за версту. Напомню, что пуд равен 16 килограммам, а верста — чуть больше километра.

Пассажирские вагоны планировались с освещением как в салоне, так и на площадках и с электрическими обогревателями («реостатами», как указано в документе). Концессионер мог использовать внутреннее и наружное пространство вагонов и остановочных павильонов использовать для размещения рекламы.

Предприниматель должен был за свой счет установить металлические и деревянные столбы, причем для дуговых ламп мощностью 500 свечей каждая предполагались железные или чугунные столбы. 

Первоначально допускалось для уличного освещения поставить не более половины деревянных столбов, с тем, чтобы в течение 10 лет заменить их на металлические. Фонари должны были находиться на высоте не менее 10 метров (так указано в договоре — напомню, что в России в ту пору в ходу была система измерения в саженях и аршинах). Столбы должны были быть «снабжены всем необходимым для безопасного спуска и подъема фонарей и безопасной (для фонарщика) работы по замене углей».

Пророческий форс-мажор

Договором предусматривалась установка счетчиков у частных пользователей, а если потребуется, то трансформаторов. За пользование счетчиками предполагалось взимать плату, причем ее размер зависел от потребления электроэнергии: так, за счетчик до 10 ампер плата должна была составить 70 копеек, а до 100 ампер — 4 рубля. Плата, судя по всему, годовая. Стоимость электроэнергии для городского освещения основных оговоренных объемов должна была составить 24 копейки за «киловатт-час». Частные лица за электроэнергию, используемую для освещения помещений, должны были платить 30 копеек за киловатт-час, клубы, банки, магазины — 29 коп., госучреждения — 28 коп. А за использованную для технических нужд энергию частными лицами — 22–24 коп. Вообще‑то, цены были высокие, но ниже существовавших в Челябинске на момент составления этого договора…

Это лишь часть того, что было прописано в этом, увы, так и не реализованном документе. И еще один пункт, пророческий. В договоре было предусмотрено то, что мы сегодня называем форс-мажорные обстоятельства: «Установленная неустранимая задержка работ, вследствие непреодолимых обстоятельств, как то войны, землетрясения, народных волнений, забастовок рабочих, не по вине концессионера, дает ему право на соответственное изменение срока окончания постройки предприятия». Кроме землетрясения, все остальные «непреодолимые обстоятельства» в следующие три года проявились в России в полной мере…
13 Октября 2015 Автор: Гаяз Самигулов
Статья взята с сайта up74.ru

(Нет голосов)
Загрузка комментариев...